Размер шрифта
Цвета сайта
Изображения

Настройки

Юго-западный межрайонный центр «Семья» Государственное бюджетное учреждение Республики Башкортостан

Юго-западный межрайонный центр «Семья»

“Козырь” Кутузова: что помогло победить турков под Рущуком

В 1811 году Кутузов был назначен главнокомандующим Молдавской армией. Не любивший Михаила Илларионовича Император Александр I вынужден был пойти на это назначение, ибо война с Турцией тянулась уже несколько лет, но, несмотря на многие частные победы русских войск, решительного поражения врага добиться так и не удалось.
      А между тем с Запада надвигалась новая гроза – Наполеон готовился к вторжению в Россию.
      В армии, которую принял Кутузов, было около 45 тысяч человек, но войска оказались разбросанными на тысячеверстном фронте. Турки имели свыше 60 тысяч человек, к тому же они могли в любое время значительно усилить свою группировку, ибо их границам никто в то время не угрожал. Россия же принуждена была держать две армии на Западном направлении.
      Оценив сложившуюся на Дунайском театре военных действий обстановку, Кутузов понял, что нанести врагу поражение в открытом полевом сражении вряд ли удастся, а потому целесообразно организовать наступление на Шумлу, где находилась главная квартира турецкого сераскера Ахмета-паши и были сосредоточены основные силы.
      Он принял свой план действий, но до времени его не обнародовал. Прежде всего, решил атаковать один из ключевых пунктов, на которые опирались неприятельские войска, Рущук.
      По этому поводу Михаил Илларионович писал военному министру России генералу Михаилу Богдановичу Барклаю-де-Толли, не раскрывая, впрочем, основного замысла:
      «Не упущу случая, чтобы воспользоваться необдуманным шагом неприятеля. Идти к визирю в Шумлу, атаковать его в сём сильном натурою и некоторой степенью искусства утверждённом укреплении – и невозможно, и пользы никакой бы не принесло; да приобретение такого укрепления, по плану оборонительной войны, совсем не нужно. Но, может быть, что скромным поведением моим ободрю я самого визиря выйти и выслать по возможности знатный корпус к Разграду или далее к Рущуку.
      И если таковое событие мне посчастливится, тогда, взяв весь корпус Эссена 3-го, кроме малого числа, которое в Рущуке остаться должно, поведу их на неприятеля. На выгодном для войск наших местоположении не укреплённого Разграда, конечно, с Божьей помощью, разобью я его, и преследовать могу, вёрст до 25, без всякого риску».
      Кутузов не раз рисковал собой, но никогда не рисковал армией. Взяв Рущук, он не пошёл далее, а стал ожидать, что предпримет враг.
      Приняв осторожность русских за их слабость, визирь двинулся вперёд, покинув Шумлу, но был разгромлен под Рущуком и стал отходить. Русские войска начали преследование, которое вскоре было прекращено по распоряжению Кутузова. А потом вдруг поступил удививший всех приказ: главнокомандующий повелел оставить Рущук.
      Он так объяснил это своё действие:
      «…Решение оставить Рущук пришло ещё до сражения, которое мне надобно было провести, чтобы убедить войска в способности бить неприятеля. Теперь же мы уходим как победители, а не как побеждённые. Ежели бы вместо виктории была бы хоть малая неудача, тогда бы должно переносить все неудобства и для чести русского оружия Рущука не оставлять. Теперь же сие действие нанесёт вред лишь мне самому, но я пренебрегу мыслями о том ради пользы Отечества!»
      Как похоже это решение на то, которое Кутузов принял под Москвой! Одна лишь разница – несоизмеримы последствия. Последствия для страны. А для полководца, к которому предвзято относится Император, они вполне соизмеримы.
      В обоих случаях Кутузов, поставленный в невероятно сложные условия, оказавшийся в тяжелейшем положении, лишённый возможности нанести полное и окончательное поражение врагу из-за нехватки для того сил, менее всего заботился о себе, думая прежде всего об Отечестве.
      Величие Кутузова состоит в том, что он всегда думал не о себе, а горячо любимой России!
      Итак, Рущук был оставлен после блестящей победы, и верховный визирь Ахмет-бей, ещё более уверившись в слабости русских, начал подготовку к наступлению с переходом на левую сторону Дуная, что и нужно было Кутузову.
      Турки на весь мир раструбили о взятии Рущука, выдавая это за свою большую победу над Русскими. Ахмет-бей был осыпан наградами. Наполеон, так и не разгадав замысла Кутузова, едва скрывал свою радость по поводу военной неудачи России.
      Теперь уже казалось, что победа турок близка. Ахмет-бей начал форсирование Дуная в ночь на 9 сентября 1811 года в районе Слободзеи.
      Русские войска противодействовали противнику настолько, насколько это было необходимо, чтобы убедить наступающих, будто Кутузов не склонен допускать их на левый берег.
      В течение трёх дней визирь переправил через Дунай около 40 тысяч человек, оставив на правом берегу Дуная около 20 тысяч. Наиболее крупную группировку он создал в районе Слободзеи, второй плацдарм занял у Калафата.
      Переправляясь через Дунай, неприятель сразу занимал позиции и укреплял их, ожидая контратак. Однако, против каждого турецкого укрепления тот час вырастали русские редуты. То, что Кутузов не контратакует, уже не удивляло визиря. Он всё более убеждался в правильности своего решения и готовился к сражению.
      А между тем Кутузов, полностью контролируя обстановку, докладывал военному министру о своих действиях против неприятеля, следующее:
      «Я окружил его редутами и позади оных поставил пехоту и кавалерию таким образом, что, ежели намерен он будет что-то предпринять, то должен иметь дело с сими редутами и с войсками, позади них расположенными».
      Кутузов устроил редуты таким образом, что они тянулись от берега Дуная на правом фланге, опоясывали неприятельский лагерь, и вновь примыкали к реке уже на левом фланге русской армии. Визирь не сразу сообразил, что сам попал окружение. Единственный путь для эвакуации, для подвоза всего необходимого войскам – переправа через Дунай. На правом берегу Ахмет-бей оставил значительные силы в Рущуке и непосредственно против плацдарма.
      Но и здесь Кутузовым было всё предусмотрено. Он заранее оставил в резерве корпус генерала Маркова, в котором было 5 тысяч пехоты и две с половиной тысячи конницы при 38 орудиях.
      Замысел по-прежнему был никому не известен. И вот 2 октября 1811 года, когда уже всё было подготовлено к его исполнению, Михаил Илларионович Кутузов объявил свой замысел. Он переправил корпус Маркова, и тот на рассвете 14 октября атаковал турецкий лагерь на правой стороне Дуная. Враг, застигнутый врасплох, практически не оказал сопротивления и бежал, потеряв полторы тысячи человек убитыми и 400 пленными. Русским достались 8 орудий, 22 знамени, огромный обоз с запасами пороха, свинца, продовольствия. Корпус Маркова потерял 9 человек убитыми и 40 ранеными. Операция была проведена воистину по-суворовски. Турецкая армия оказалась в полном окружении, снабжение её прекратилось.

Обновлено 14 октября 2020 Версия для печати
Детский телефон доверия

8-800-2000-122

Примите участие в опросе

Ваше мнение важно для нас!

Часто задаваемые вопросы

Вопрос: От каких налогов освобождены многодетные семьи?

Посмотреть ответ

Опрос граждан

Опрос граждан о независимой оценке качества условий оказания услуг организациями социального обслуживания

Контакты:

Телефон для записи к специалистам: +7 (3473) 23-71-01; электронный адрес: mintrud.mr7@bashkortostan.ru

Режим работы:

Пн-Пт с 09:00 до 18:00 обед с 13:00 до 14:00